У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В верх страницы

В низ страницы

Условия нейтралитета. Рубеж

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Условия нейтралитета. Рубеж » Записка на ржавчине » Обзоры событий и квестов


Обзоры событий и квестов

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Обзоры активных квестов и текущих игровых событий, к которым можно сразу присоединиться, не выжидая появления потенциальных игровых партнёров, вдохновения  и предложений.

0

2

Хронология предшествующих событий

Следы на обочине. Обзор основных игровых событий. Вторая половина лета; все описанные события происходят в течение временного интервала, равного примерно 5-7 дням.

За масштабным крахом любой системы следует неизбежный период деградации. Период, когда люди учатся использовать, приспосабливать под свои нужды жалкие  обломки, но при коварном сходстве с признаками ремиссии, это всё та же деградация, пожирающая в том числе и мизер оставшихся ресурсов. Наступает день, когда это замечают даже самые сильные и обеспеченные из всех.
Для руководства "Хроноса", группировки, со времён Последней войны окопавшейся на территории бункера крупной военной базы, неутешительные прогнозы были не секретом. Ресурсы истощаются, передовая техника изнашивается, недалёк день, когда им, как дикарям из Секторов, придётся латать обноски формы звериными кожами и начинать охотиться на зверьё. "Хронос",  прошедшие десятилетия редко проявлявший настоящую внешнюю активность  и в основном ограничивающийся нечастыми научными и патрульными вылазками, перешёл в наступление.

Первыми свидетелями стали Банни Сильверман, старшая дочь и ответственный по беспорядкам в семействе Сильверманов, скитающихся от Сектора к Сектору спасаясь от "Хроноса", Рон Гекко, типичный представитель  Сектора Огненной Ящерицы, и Джеймс Грей, хирург убежища ЦНИИ 22, случайно столкнувшиеся на истерзанном полотне старого Шоссе со взбесившимся Железякой, как прозвали боевых роботов "Хроноса". Двое собратьев Гекко погибают, расстрелянные роботом, однако, машину удалось уничтожить, друг друга в процессе вынужденного знакомства те кто выжил  тоже умудрились не перестрелять, и всё бы хорошо. Если бы по следу ополоумевшей техники не шла  моторизованная  патрульная  группа "Хроноса".
Встреча с "Хроносом" для всех, кто не принадлежит к "Хроносу", имеет крайне скудный набор развязок: смерть или полное боли и страха существование в лабораториях базы. Беглецы предпочли перечисленному бегство в Теранкт, граница которого пролегает как раз почти за насыпью довоенного шоссе. Вероятно, и это был бы в итоге не лучший выбор, не встреться сборной Искателей и Секторских Шамаш, странный отшельник, уникум, много лет обитающий на территории Теранкта и успевший найти с ним подобие компромисса, где каждый придерживается определённых правил.
Чётко следуя указаниям проводника, группа побирается через территории аномальной активности, отделываясь малыми жертвами.

Бойцы "Хроноса", возглавляемые молодым командиром, слишком вдохновлённым только что полученными новыми лычками, такого провожатого не имели и излишне  доверились показаниям  приборов. Теранкт не замедлил пожрать самонадеянных чужаков; из пятерых штурмовиков выжил лишь рядовой Дэниел Блиц, заброшенный воздействием феномена куда-то на заболоченные просторы  между двумя северными Скторами. Вскоре Блиц был захвачен охотниками Сектора Соляного Озера. Однако, ни казни, ни допроса толком так и не вышло; пленнику удалось сбежать в глубины полуразрушенной гидроэлектростанции. Скорее всего, там обглоданные местной тоннельной фауной кости и остались бы навсегда. Но иногда чужие скелеты страстно желают выбраться из вечного заточения в шкафу. Квакша, девушка-мутант, выродок, брезгливо отвергнутая самими озёрниками, мечтает выбраться за границы полузатопленного комплекса и предлагает Дэниелу сделку: Квакша помогает чужаку выжить в заброшенных отсеках станции и бежать из Сектора, а чужак - помогает ей пересечь полосу минусовых температур, постоянно окружающую Соляное Озеро из-за каких-то климатических аномалий.
Так или иначе, послепобега Дэниел и Квакша расстаются,  и к странной хижине на болотах посреди Чёрного леса дорога заносит Дэниела уже в одиночестве.
Туда же пробирается Тень, девушка из клана Огненных Ящериц, чья группа, как это нередко случается в Послемире,  попала в засаду и была уничтожена некими ящерофобами, или просто любителями чужого добра. 

Чужие, бесконечно чуждые, не доверяющие друг другу. Всё-таки у Тени и Дэниела хватает здравомыслия преодолеть ксенофобию и объединить усилия  в желании пережить эту ночь на болотах. Как главный приз, оба  получают странный предмет, обнаруженный в тайнике последнего хозяина хижины, чьи останки обнаружились тут же, недалеко от тайника. Странный приз, жуткий приз, невиданный приз. Похоже, это одно из таинственных и чертовски редких порождений Теранкта, образование, прозванное в народе "оршами". Каковы свойства "орша", остаётся лишь догадываться, и молиться, чтобы они не оказались смертельными. Пока странный шарик не проявляет особенной агрессии, похоже, он является носителем огромных объёмов информации, которой щедро делится с новыми хозяевами. А ещё он не простой собиратель, но Реконструктор, не ограничивающийся простым носительством. И - глядите-ка! - кажется, он выбрал себе новых хозяев. Или симбиотов. Или батарейки - трудно сказать так сразу, вероятно, ребятам предстоит сделать ещё очень много открытий.

Тем временем, потеря нескольких бойцов, конечно же, не останавливает набирающую разгон военную машину. "Хронос" предпринимает атаку на ближайший Сектор, Сектор Псов, в ходе жестокого ночного боя вырезая подчистую. Мало кто будет плакать о Псах, бандитах, живших на ножах практически со всеми остальными Секторами округи. Но весть о крахе большой, хорошо вооружённой, сидевшей в укреплённом бункере банды прокатилась над просторами сожжённого Колорадо, как тревожный набат. Кто будет следующим? Сектор Котельщиков, обладающих единственным примитивным псевдо-заводом переработки нефти в топливо? Возможно. Надо думать, Риса, вожак Котельщиков, вызвала к себе Гидеона Арго, одного из медиков Сектора и постоянного спутника водителя и механика, Язона  Арго, в торговых выездах к другим Секторам, не поболтать о закатах. 

А в бункере ЦНИИ состоялся совет с участием Лойза Сильвермана и Варана, вожака Огненных Ящериц. На совете выясняется много интересных вещей, предсказуемых и совсем наоборот. Например, если о том, что когда-то, в довоенные времена, ЦНИИ и база "Хроноса" были научным и военным "филиалами" одной организации, можно было построить предположения. То информация о небольшой группе "церберов". двигающейся через нейтральные земли, побуждает сторонников объединения и активного противодействия "Хроносу" пойти на опасную  вылазку в надежде захватить пленных и выведать хоть какие-то сведения о сегодняшнем положении в "Хроносе". Ящеры и семейство Сильверманов покидают ЦНИИ. Отдых, подготовка к рейду, последние распоряжения - на взгляд Варана, не спешащего раскрыть все карты, Термитник гораздо более подходящее место для перечисленных дел, и у Лойза нет оснований не согласиться с ним.
Заодно можно разобраться и с пополнением, Торой и Вульфом, приведёнными рейдовой группой от Соляного Озера  - два бойца будут совсем не лишними, надо думать. Да и сами , лишившиеся Сектора, можно сказать, вытянули счастливый билет. Возможно, и другие бродяги, вроде Вёрджила и Старого Хрена Беккера, выясняющих на горных уступах степень съедобности Большого Брата, когда-нибудь осознают беспонтовость бомжевания, проникнутся и осядут среди диких, но славных новых друзей.
Возможно, их убедят в этом гонцы, пущенные от Термитника  к другим Секторам. Даже давние смертельные враги Ящеров, обитатели Озёрного Сектора, принимают гостей; по крайней мере, Рыжий, старший и очень авторитетный охотник Сектора, пока решил, что изловленные у озера ящеры могут побыть гостями, которых не грех доставить к старейшинам живыми. 

Меж тем,  если доверием между Ящерами, Сильверманом и ЦНИИ по-прежнему и не пахнет, дара ясновидения это никому не добавило: никто не ведает, что мифическая "группа" - самая настоящая дезинформация, плод отчаянного шага Мартина Грея, давно симпатизировавшего "цивилизованному" Хроносу, намного более близкому к ЦНИИ по организации и внутренней политике, генетической чистоте, нежели изрядно одичавшие обитатели Секторов.
Воспользовавшись старой, указанной в архивах частотой базы, в тайне от остальных членов Совета ЦНИИ, Мартин выходит на связь с "Хроносом" и вступает с ними в переговоры, предлагая подготовить почву для бескровного, дипломатичного воссоединения ЦНИИ и "Хроноса".
А пока командующим операцией двойной диверсии назначен Ржавый Полковник,  Джерард Стилборн, давний закадычный враг Сильвермана. Именно он должен решить, как использовать полученную возможность: просто уничтожить сразу двух опасных врагов, или пойти более сложным тактическим путём, пожертвовав малым, но при этом подготовив серию более точных и  смертоносных ударов по "дикарям", не дав им превзойти обособленных себя и объединиться в мощный альянс.
Пока что Полковник ждёт первых вестей от отправленного в условленную точку отряда и приводит в порядок забарахливший кибер-сустав. Вернее, приводит в порядок кибер-сустав, а заодно и выбивает разрешение на экспедицию  Айс Рассел, давний деловой соратник, специалист по бионике и личный целитель Стилборна, за прошедшие годы в каком-то смысле тоже ставший биологическим симбиотом Полковника.

На базе, как всегда, будет очень  много работы. В ангарах, в лабораториях, в мастерских и на тренировочных полигонах. Только одному из Чистильщиков, подцепившему  в  в Теранкте страшную, невозможную для боевой машины болезнь, "самосознание",  начавшему проявлять  побуждения, выходящие за рамки стандартных программ, светит долгий вынужденный отдых в руках программистов, а возможно, и механиков. Бергдис Сольвейг, начинающий гений гаечного ключа, наверняка многое отдала бы за возможность покопаться в необычной машине. Возможно, Бёрди стоит ещё раз злоупотребить влиянием  старшего брата, лейтенанта Сольвейга.

Следы на обочине. Отпечаток второй.Обзор основных игровых событий. Полторы недели спустя событий, описанных в первом обзоре.

Бессмысленно бодаться с носорогом. У него всё равно толще череп и чертовски жёсткий рог. Бессмысленно противостоять противнику, на пару голов превосходящему тебя в техническом и боевом оснащении. Особенно, если тот заручился поддержкой со стороны или просто попёр напролом, громя стены и устилая землю ошмётками тел чужих и своих.

Вторая атака "Хроноса", проводившаяся  под командованием Ржавого Полковника, происходила именно по первой схеме. Тайные переговоры с одним их братьев Грей, занимающим далеко не последний пост в Советах ЦНИИ, дали свои ядовитые всходы: Мартину удалось убедить своё руководство, что информация о готовящемся нападении на Котельщиков есть исключительная заслуга бравых разведчиков и мозговитых аналитиков Центра, и если шторм неизбежен, лучше не сидеть сложа руки, а попытаться хотя бы оказать помощь потерпевшим кораблекрушение... а заодно провести ряд научных исследований влияния непогоды на живые организмы. О небольшом грузе зарина, предварительно отправленного "Хроносу" в качестве подтверждения личной лояльности к "последнему оплоту чистого человечества" и его идеям Мартин, конечно же, тоже умолчал. Так что Советы остались в неведении о том, что, оказывается, очень  заинтересованы в сотрудничестве с бывшей военной ячейкой.
Повторные переговоры, уже полностью  официальные, приводят к наведению  первого тонкого мостика между Центром и Базой - учёные получают добро на косвенное участие в операции, в сторону обречённого Сектора, Котельной,  направляется небольшая группа медиков, получивших статус неприкосновенности  и право оказать помощь пострадавшим в стычке. А так же забрать образцы поражённых тканей
Счёт  сокрушителен; двадцать - ноль в пользу "Хроноса". Ржавый бастион Котельщиков захвачен без единой потери со стороны штурмующих. И останься в Секторе не горстка защитников, а всё боеспособное население, результат, скорее всего,  отличался бы лишь более обильным урожаем трупов со стороны последних. Впрочем, и тем, кто покинул Котельную  за несколько часов до атаки в надежде успеть добраться до другого  Сектора, не удалось уйти далеко. "Мокрицы" церберов нагнали беглецов; Джерард Стилборн, обратившийся к окружённым "дикарям",  и тут оказался крайне убедителен; словам, подкреплённым дулами крупнокалиберных пулемётов, вообще очень трудно не поверить. Несостоявшиеся беженцы, уже под конвоем, отправляются частично на Базу, частично - обратно в Котельную; если есть завод,  кто-то должен  на нём работать, и это будут точно не солдаты "Хроноса". Спастись удалось лишь двоим, матёрому Волосатому и  молодому Ашине, оказавшихся в стороне от группы в момент появления на горизонтах транспорта преследователей. Волосатый, получивший ранения в драке перед исходом из Котельной, не смог продолжить путь. Путешествие продолжается в компании отшельника Шамаша, взявшегося довести молодого Котельщика до одного из Секторов, а попутно и дать несколько уроков на тему "как сохранить свою задницу в целости". Похоже, путь странников будет очень долгим.

Тем временем остальные Сектора вполне отчётливо уловили запах жареного и не сидели сложа руки. В Секторе Соляного Озера подготовку к обороне начали с переворота и слома загнивающих устоев. Собрание у Старейшин завершилось летальным исходом для обоих, культ озёрных божеств был отправлен в отставку вместе с трупом своего главного ревнителя и жреца. Возможно, расколы внутри Сектора стали бы традицией, но Рыжему и его сторонникам, наиболее здравомыслящим, не прочихавшим мозги в затхлости бетонных лабиринтов, удалось удержать общину от очередного внепланового деления. Путь наверх был открыт для женщин и подростков, все силы - мобилизованы для постройки укреплений и подготовки к возможной атаке. Самое активное участие в событиях приняли давний соратник Рыжего, Корень,  и молодая озёрница Ньярла, известная сородичам под кличкой Маха. Они же отправляются с Рыжим к Железноголовым, чтобы предупредить тех о надвигающейся с юга опасности и поинтересоваться готовностью внести в оборону свой собственный вклад. Путь к Кузне обошёлся без особых приключений (за исключением  того, что за рулём грузовика была неугомонная Маха; пострадавших нет). Железноголовые, уже успевшие побывать в Термитнике и даже доставить туда часть стратегических грузов, выразили полную готовность помочь альянсу Секторов. Попутно, совместным мозговым штурмом при участии  кузнеца Марихиты и спеца по технике, Ньярлы, кажется, была решена и проблема связи между Секторами. В теории. Осталось лишь взять ноги в руки, а детали - под мышки, и не теряя времени протянуть линию между двумя берегами Соляного Озера. Нет, никто не сказал, что будет легко.

Трудно сказать, с находки следов экспедиции давным давно  пропавшего доктора Рассела начались внутренние пертурбации, или  переход от размеренного, относительно стабильного существования к  экспансивным телодвижениям оказались опасно резкими и для самой дряхлеющей  Базы. Скорее всего, обстоятельства наложились одно на другое. Но за огненным занавесом успешной атаки пристальное внимание, которое давно ощущали на себе полковник Стилборн и  доктор Айс Рассел, перерастает в открытое покушение на последнюю. Во время боевых действий труп так легко списать на случайную пулю секторских "дикарей". Правда, правило это одинаково  работает в обе стороны, и на поле боя остался лежать сам покушавшийся, собист "Хроноса" Мидзаки. Ещё один увесистый плюс в чашу весов, голосующих за побег с Базы, пока петля не затянулась слишком туго. Не дожидаясь, пока кто-то заинтересуется  некоторыми странными обстоятельствами гибели работника СБ и состоянием приёмной дочери Стилборна, Джиллиан, подхватившей по пути к Котельной некую странную заразу, подозрительно напоминающую стремительно развивающуюся мутацию, Ржавый Полковник, доктор Рассел, Джиллиан и сержант Сольвейг, волей обстоятельств оказавшийся втянутым в лихорадочную гонку на опережение, отправляются в Теранкт, в место, указанное в документах Дэна Рассела. Мокрица вместе с экипажем беглецов попадает в пространственный коридор, выбросивший бронетранспортёр в совершенно незнакомой местности... на улицах руин самого настоящего города, да ещё и у ворот какого-то обжитого поселения, воздвигнутого среди слепых полуразрушенных зданий.
Появление эффектно, даже слишком. Охране, бдящей подступы Краш-тауна, как именуется город внутри бывшего города, фокус с материализацией из воздуха невиданной техники с тяжёлым вооружением на борту  пришёлся совсем не по душе, и их вполне можно понять. Более того, имя Дэниела Рассела не производит должного воздействия: один из нечаянных встречающих с доктором Расселом знаком, но отказывается признать в мужчине того самого кибернетизированного полковника, о котором, похоже,  упоминал отец Айс. Однако, пришлых всё таки впускают в Краш-таун и конвоируют в апартаменты местного шерифа, давнего и дельного главы Гражданского Сообщества Добропорядочных, представляющего население Краш-тауна. 
Дэн Рассел, живой и здоровый, снимает с беглецов основные подозрения. Но доверять пришельцам никто не спешит. Даже сам Дэниел Рассел, слишком хорошо осведомлённый о сущности "Хроноса" и том, какие коррективы были внесены в кибернетическую составляющую личности Стилборна. Пускай большинство из них и удалось снять в результате весьма травмирующего вмешательства, но кто знает, какие адские программы, дожидающиеся своего часа, мог заложить в голову Полковника сам Фантом, лично приложивший руку к эксперименту с внедрением кибер-имплантатов в тело умирающего солдата.
Откровение следует за откровением. Сначала - открытие, что ты превратился в холодного убийцу-дикарененавистника  с обагрёнными по локоть руками не сам по себе, а потому что кто-то покопался у тебя в голове; потом - ощущение захлопывающегося капкана и потеря всего, что составляло основу твоей жизни. На десерт пошло известие, что энергетические элементы имплантатов требуют срочной подзарядки, но во всём  Краш-тауне не найти  устройства с подходящим разъёмом. Похоже, после первого пьяного дебоша с дракой, ознаменовавшего начало новой жизни Джерарда Стилборна, в ближайших планах вылазка в городские руины, на поиски подходящих деталей. Вероятно, роль проводников возьмут на себя парнишка Навозник, давно рвущийся за стены поселения, и Амелия Тод, местный бард и столяр в одном флаконе. Вероятно, компанию им составит и Лукавая, хотя, не факт, что Командор  местной охраны порядка, Питер Крашер, согласится выделить в сопровождение подозрительных чужаков одного из своих людей.

В сторону руин Каспера держат путь и мутант Упырь в компании Бергдис Сольвейг, младшей сестры сержанта Верманда Сольвейга.
Первые шаги ИИ, как всегда, пришлись на краешек пропасти: сначала, среагировав на странное поведение неисправного Чистильщика в ремонтном ангаре, было поднято на уши подразделение "Бета" и вообще не задействованная в штурме Котельной боеспособная часть населения Базы. Однако, благодаря кое-чьим умелым ручкам, взломавшим БД и внедрившим в список приказов некое личное распоряжение "дяди Джерри", "свихнувшегося" боевого робота не распылили на атомы, а даже выпустили с базы. Естественно, в сопровождении оператора Бергдис Сольвейг, должной сопроводить экспериментальную модель к месту боевых действий. К счастью или к большому счастью, до места назначения Берг и самоосознавшийся Джи-Кей не дошли, обнаружив среди куч Хлама рукокрылого Сергея Константиновича Беседина, бывшего талантливого полиглота и знатока электроники и жертву странных экспериментов; научными их просто не повернулся бы назвать язык. Талант остался, но внешность была безнадёжно испорчена, хотя, в нынешние времена всеобщего озверения, может быть, оно и к лучшему. Так или иначе, болезненная нестандартность мышления Бёрди позволила ей подойти к знакомству со столь античеловечно  выглядящим субъектом без предрассудков, и единственным сильным желанием Бергдис стало познать, что такое полёт. Наказав Джи-Кею сторожить то место, где он стоит и ждать её возвращения, Бергдис пускается в путешествие с новым спутником, невольно став первым  человеком, свершившим полёт за последние сорок лет. По крайней мере, в этой части земного шара.

Свидетелем этого знаменательного события стал некто Дик Живодёр, бандит, грабитель, насильник с садистскими наклонностями  и ещё много всякого, что в Захребетьи издавна прекрасно умещалось в одном слове - Пёс. Лишённый общепринятого  чувства прекрасного, недобиток клана Пёсьей Головы, уничтоженного самой первой атакой "Хроноса", Дик вынес из этой встречи в основном  контузию от залпов Чистильщика да несколько подобранных крупнокалиберных гильз. Тоже добыча, когда всё, что у тебя есть, надето и распихано по карманам и патронташам на тебе же. Не дожидаясь прибытия других желающих разузнать, кто это тут так шумел и не осталось ли чего годного, Живодёр двинул от Шоссе в сторону старой разрушенной автозаправки, где его дожидалась напарница по выживанию, Изюмхер. Примерно в то же время неподалёку от лёжки Псов остановились  Билли Мастейн и его тыренная "мокрица". Ещё один дезертир из великого и грозного  "Хроноса", спасающий свою голову от жёсткого закручивания гаек, начавшегося внутри лихорадящей Базы. Превратившийся в личный транспорт оплачен несколькими трупами бывших сослуживцев; пощады не будет - с зубодробительной поспешностью зачислив в экипаж обоих Псов, Бангкок с музыкой рулит подальше от Базы, попутно дрессируя анархичных попутчиков ходить строем и петь песни.

Возможно, бегство с Базы  вообще скоро примет довольно массовый характер. Командующая верхушка "Хроноса" буквально в один день прорежена, как зубы в пьяной драке. Не без участия близнецов Блейза и Барбары Джордон, решивших взаимно укрепить пошатнувшийся порядок в организации и собственное положение в схеме мироздания. Не настигнув Ржавого Полковника и его спутников, потеряв след "мокрицы" у захлопнувшегося феномена, близнецы берут реванш в битве за Яму, сектор, расположившийся на границе между севером и югом Захребетья. Подоспев со своим отрядом, близнецы вносят в   схватку решающий перелом - и становятся свидетелями гибели ещё одного командующего, так кстати срезанного пулей главаря клана Огненной Ящерицы, Варана. О последнем "третьем лишнем" позаботится Барбара, весьма недаром леди носит звание лейтенанта "фантомов" -  чёрт знает, что там говорят карты, но  дело будет шито-крыто. И очень вероятно, что в перекрестье прицела вскоре окажется и бывший штурмовик, а ныне капитан подразделения "Бета", Дмитрий Горски, и научный сотрудник Яна Коррада, уже мельком засветившаяся в деле о пропавшем с Базы  Чистильщике, а теперь имевшая неосторожность привлечь внимание руководства нечаянным участием в инциденте с вырвавшемся в коридоры "Надежды" подопытным. Когда победа обходится слишком дорогой ценой и возрастает опасность того,  что марионетки начнут задумываться, нужно найти внутреннего врага и показательно казнить его перед глазами толпы, испытанный способ, оправдывавший себя со времён доатомного царя Гороха. Беглый полковник - мало! Для пущей убедительности в расход должны пойти несколько мелких приспешников - чем не смерть во благо и процветания Базы, потихоньку сползающей к пропасти, разделяющей её с Секторами?

Бой за Яму был жесток и кровопролитен. Такого Послемир не видел со времён Последней войны. Из тридцати ящеров, отправившихся с Вараном отбивать атаку церберов, выжил от силы десяток, из защитников уцелело едва ли больше, и половина из них - сопливое будущее и женщины, по каким-либо причинам не имевшие возможность держать в руках оружие. Рябая Крис и остальные ящеры, оставшиеся готовить к обороне сам Термитник, не дождутся из этого похода очень многих соплеменников, такой страшный единовременный урон Термитник понёс, пожалуй, впервые. И большое и горячее, зарождающееся между Банни Сильверман и ящером Роном Гекко из взаимных пинков и прогулки по сырым шахтам под Хребтами, имело все шансы тоже сгинуть  там, среди стен и трупов, раздавленных взрывами, натиском бронетехники и ливнем пуль. Если бы не последняя западня, устроенная тяжело раненные камикадзе у полуразрушенного Купола. Если бы не яростная атака озёрников, внезапно ворвавшихся в бой верхом на стальном Драконе и багги. Мощный взрыв заминированного Купола вносит смятение в ряды прорвавшихся церберов, уцелевшие получают шанс отступить к Термитнику. Третий по счёту Сектор переходит в руки "Хроноса", но и церберы заплатили за последнюю победу высокую, возможно, неоправданно высокую цену.

А в Чёрном лесу тишь да благодать. В Чёрном лесу беспросветно, страшно и спокойно. Ну, относительно спокойно. После бегства из Ямы Тень и её спутник Дэниел Блиц решают передохнуть вдали от двуногих сородичей. И  натыкаются на странную конструкцию, скрывавшуюся под поваленными стволами. Тягач, законный выигрыш в дикой схватке на Арене, нечестно угнанный из-под носа гладиаторов Ямы, имевших на транспорт свои планы, оказался не только надёжной крепостью на колёсах, но и неплохой ищейкой. Над размышлениями над находкой их и застукали Гидеон Арго, Рамазан Суа и прочие Котельщики, отправленные покойной Рисой Дизель на поиски мифического нераскрывшегося бункера, обозначенного на старой карте.
Две головы хорошо, а много - лучше, но многие обитатели  Послемира с этим утверждением не согласятся. Если это головы чужаков, то они обычно очень даже лишние. И если с ящеркой всё понятно, то к её "немаркированному" спутнику  Гидеон сразу пропитался подозрительностью. Однако, давнее знакомство Тени с Рамазаном сыграло свою роль. Обе группы временно объединяются, чтобы вместе исследовать обнаруженный объект. И в самом деле, когда со стороны Шоссе во всю мощь подаёт голос "Хронос", ещё недавно считавшийся в Секторах чуть ли не страшной сказкой, а в голову лезут тошные мысли о том, что родной Сектор уже могли сравнять с землёй, поцепляться друг к другу и продырявить пару курток  можно и после - пр условии, что все выживут. А жутковатый технологический склеп, потревоженный давно забытыми звуками звуками человеческих голосов, кажется, вовсе этого не гарантирует.

Следы на обочине. Отпечаток третий.Обзор основных игровых событий. Неделя-полторы спустя событий, описанных во втором обзоре.

Посеявший бурю... ушёл в подполье. После того как Котельная почти бескровно (к сожалению и как ни странно, и это совершенно не странно) перешла в руки "Хроноса", а следом за ней - и Яма, с лихвой покрыв предыдущую недостачу по кровопролитности, что-то пошло не так в Датском королевстве. Возможно, в борьбе Мартина Грея и здравого смысла  победил разум, и Советы ЦНИИ, трезво оценив степень безумия, снова накрывающего обожжённые Последней Войной земли, осознало, что пытается заигрывать со зверем. Так или иначе, сразу после битвы под Ямой  ЦНИИ объявляет бункер Центра закрытой зоной и запечатывает его, полностью прерывая всякие отношения с вовлечёнными в разгорающуюся войну группировками.
Пока доподлинно неизвестно, как отреагировал на "фокус с устрицей" "Хронос". Впрочем, "Хроносу" сейчас не до ЦНИИ, у Хроноса нынче своя, не менее занимательная, даже трагичная чехарда. Мало того, что одни за другими пустились в бега сразу несколько кадров самого разного достоинства. Так ещё и скромный интендант, так ловко отправленный мстительным полковником Стилборном в лапы СБ, решил, что встречать смерть у стенки, пока Базу лихорадит, грозя пошатнуть столпы столь долго выстраивающейся идеологии, недостойно настоящего командира, и пора явиться миру во второй, истинной своей ипостаси. Ипостаси генерала Гранта, того самого полумифического Фантома, споры  о существовании которого занимали умы бойцов и командующих Базы столько лет.  Занимали, надо заметить, не всегда бескорыстно. Попытки верного доверенного лица вызволить главу "Хроноса" из допросных камер уровня, носящего символичное название "Пятый уровень Надежды" или просто "Живодёрня", встречают неожиданное и весьма ощутимое сопротивление. Осознавая, что кто-то в нынешнем командном составе очень не заинтересован в том, чтобы Фантом оказался не мифом, но человеком во плоти и крови, претендующим на   законное и уже личное командование Базой, Фантом и его подручный идут ва-банк, собирая в столовой максимальное количество населения всей Базы.
"Выстрел на опережение" достиг цели - офицеры, пытавшиеся тихо устранить "интенданта Джефферсона", не успевают перехватить генерала в коридорах, но всё же решаются на не очень уверенную попытку ареста уже при большом скоплении обитателей Базы. Попытка терпит фиаско: стрелка, пытавшегося устранить Фантома во время речи, успевают скрутить подоспевшие близнецы Блейз и Барбара Джордоны, ещё не определившиеся, выгоден ли им живой и сильный глав.ком.  и его несомненно железная рука, но всё же избравшие пока путь лояльности, а самого Фантома берут в кольцо бойцы штурмового отдела,  в отличии от первых как раз не представляющие Базу без командира и символа, в который можно верить.
Проигравшие, вполне трезво не видящим перед собой путей, кроме безотрадного пути к стенке или попытки бегства, избирают второй вариант, но и бежать уже поздно.  Заблокированные в коридоре, предатели оказываются в окружении штурмовиков, возглавленных лично Фантомом. В числе участвующих в операции оказывается и Эрик Хьюитт, едва успевший вернуться вместе с подполковником Джордоном с инспекции захваченной Котельной.
Несомненно, "Хронос" переживает опасные дни нестабильности. Знай об этом полковник Джерард Стилборн, непременно ухватился бы за возможность и нашёл, ну, хотя бы поискал  способ вселить сомнение, ослабить слепую веру простых бойцов в идеологию Фантома. Но Ржавый Полковник не всеведущ, к тому же, он сам сейчас очень опасно завис на краю пропасти. Причём, в  буквальном смысле.
Вылазка в Краш-тауне увенчалась успехом, хотя и не обошлась без потерь; необходимые детали были найдены, батарея, питающая электронику, вживлённую в тело полковника, заряжена до предела. Небольшая шайка клана "Оскал", вздумавшая поохотиться на забредших в Копи чужаков, частично уничтожена и сброшена с хвоста. Но если оторваться от бандитов, взалкавших  твоих ништяков и мяса, просто трудно, то отделаться от собственных мыслей практически невозможно. Истерзанным воспоминаниями о всей крови, пролитой в годы слепого подчинения Фантому, и той крови, что скоро прольётся в Захребетье, Джерард с мрачным энтузиазмом ухватывается за возможность сопровождать разведывательную  экспедицию, снаряжённую по распоряжению Шерифа Крашера туда, за Великие Хребты, оказывается, скрывавшие за собой столько лет другие поселения выживших. Отправляется в поход и юный зверовод Шило, уже прошедший настоящее боевое крещение  в схватке с "оскаловцами" и негласно выбравший для себя Старшим полковника Стилборна.
Тем временем в Захребетьи... Ничто не лечит ран после битвы лучше жаркой любви. Если они не смертельные, конечно, там уже не поможет и целый выводок прекрасных гурий, только лопата и слой земли потолще. Добравшись до Термитника и штопая пробоины, полученные в жестокой мясорубке под Ямой, Рон Гекко и Банни Сильверман наконец-то отыскали  новый выход взаимным чувствам, до сих пор проявлявшимся в основном  в пинках и затрещинах. Для диковатой Банни, вообще взращенной в тесном кругу маленькой семьи и не приученной к самой мысли, что круг этот способен в принципе расшириться, впечатления оказались слишком сильны, для того чтобы понять, а что же теперь вообще с ними  делать, и совсем не того сорта, чтобы просто поделиться ими с отцом. Банни несёт свою ношу туда, где точно никто не помешает, за ворота просыпающегося Термитника.
Прогулка вышла  несколько длиннее, чем предполагалось. Увлечённая размышлениями и воспоминаниями, Банни отходит от Термитника чуть дальше, чем следовало бы. Что не осталось не замеченным стаей диких собак, согнанных с обычной территории грохотом и стрельбой под Ямой. Для безрассудной атаки звери слишком хорошо знакомы с людьми и оружием. Начинается неспешная и изнурительная охота  на человека, хищники окружают и постепенно оттесняют одиночку дальше и дальше от поселения, к Хребтам. Там к охоте присоединяется ещё один вольней-невольный участник, Джон, бывший невольник Псов, умудрившийся выжить при штурме Сектора и несколько дней неприкаянно скитавшийся по диким землям. Два ствола против дюжины зубастых пастей - мало! Немного не дождавшись темноты, окончательно решившей бы исход противостояния, несколько самых голодных и нетерпеливых зверей решились на прямую атаку. Скорее всего, для прижатых к скалам людей она стала бы фатальной - не подоспей к месту схватки  группа из Кращ-тауна. Счастливое стечение обстоятельств, но Банни, узнавшая в Стилборне бывшего смертельного врага, кровавого командира "церберов", не уверена, что не предпочла бы остаться в компании волков.
Поначалу Лойз, Гекко и ящерка Проныра Кло, хватившиеся пропажи и приведённые к месту исторического воссоединения Джоем, ручным псом Сильверманов,  вполне разделяют эти чувства. Лойз, потому что слишком хорошо помнит, как изменился Стилборн после ранения, Гекко и Проныра  - потому что в принципе, как любые ящеры, да ещё захваченные очередным яростным противостоянием, привык видеть в чужаках (хорошо вооружённых чужаках, сам десять штук!) либо врагов, либо... хм, да, в чём-то ящеры и волки всё-таки определённо похожи.
Не спеша ни доверять, ни нарываться на пули, Гекко  отводит всю  группу на ночёвку в лагерь на Говённые поля, не прощанием с ящеркой Кло, незаметно отставшей от кортежа и слинявшей в Термитник с важным известием.
Варан и новый фактический глава озёрников, Рыжий, выжав досадно мало информации из пленного цербера, захваченного группой Рыжего по дороге в Термитник, решают не откладывать дела в долгий ящик и попытаться наверстать упущенное с новым потенциально враждебным живым  материалом. Название "Краш-таун" не говорит никому из захребетных друзей  ни о чём ровным счётом;  зато наводит на мысли о большой подставе со шпионскими, а то и ещё какими вредительскими целями. Не особенно помогает даже заступничество Лойза, поручившегося за Стилборна как за старого друга и соратника, с которым разметала их некая давняя ссора, изящно и почти правдиво преподанная Лойзом в виде аллегории о жратве и воровстве. Слишком выпукло полез кой-кому на память факт, что самого Лойза Сильвермана, в общем-то, знают тут неделю от силы, и появление его, если посмотреть, довольно неоднозначно  совпало с началом агрессивной активизации церберов.
Однако, пока Сильверман и Стилборн не выпали из зоны доверия главарей. И если краш-таунцы поголовно отправились с Говённых Полей связанными, обезоруженными, под конвоем  прямиком в ангар Термитника, дожидаться грядущих разговоров по душам, не исключено что и в душу. То старые друзья-враги были приглашены на завтрак на верхние уровни Термитника, места возвышенные и с прекрасными видами. Расспросы прилагаются - в один непрекрасный момент Стилборн имел счастье осознать, что виды - это не только красиво, но ещё и чертовски высоко, а сам он в своём рассказе  всё таки сделал недопустимую ошибку и сейчас, возможно, будет свёрнут. Лойз вмешался своевременно, но немного не подрассчитал силы: хлипкая ограда не выдержала веса отброшенного  на неё Варана и главарь клана Огненной Ящерицы сорвался вниз. Теперь многое зависит от реакции Рыжего, но, учитывая отсутствие свидетелей непосредственно трагического  инцидента, кажется, теперь в опасном подвешенном состоянии оказались все трое, включая самого озёрника.
Несомненно, событие это повлияет вообще  на все аспекты жизни Сектора. Включая работы по строительству оборонительных заграждений и налаживание связи между Секторами, за которое последнее дело с поистине невиданной интернациональной сплочённостью взялись не только ящеры в лице Рябой Крис, но и представители остальных уцелевших и не очень уцелевших секторов: озёрница Ньярла, Железноголовые Нейт и Марихита, выживший котельщик Ашина.
Об опасностях, нависших над головами посланников доброй воли и Джерарда в Краш-тауне пока могут лишь строить предположения. Хотя, руины Каспера охвачены собственными далеко идущими  перипетиями. Вояж беглого экс-цербера Билли Мастейна и его новых спутников, двоих (какая ирония!)   Псов, выживших в ходе захвата сектора Пёсьей Головы "Хроносом", благополучно завершился в местной юдоли всех отчаянных, отчаявшихся и напрочь утерявших инстинкт самосохранения - если, конечно, это не Исчадия, представители одного из трёх сильнейших общин Краш-тауна, хотя, в случае Исчадий, пожалуй, более уместно определение "банда". Ибо Клуб на Семи Костях, обосновавшийся в нутре огромного сухогруза, так и не доплывшего до океана, застряв на окраинах полуразрушенного города, принадлежит именно этим диким душам. Приём был бурным, пришлых новичков рьяные ездоки по традиции забратали до состояния "риз", однако, сила духа, крепость рёбер, а главное, невиданные  стати ждущей снаружи "мокрицы" были оценены по достоинству. Во всяком случае, главарь Исчадий, Ремми Двигло, увидел в пришествии знамение, настолько далеко идущее, что наскоро прогнав Билли, Живодёра  и Изюмхер через непростое испытание Утробой и официальное принятие в клан новых бойцов, делает ход в сторону Сообщества Добропорядочных, недалеко от поселения которых, по свидетельству соклановцев, видели подозрительную копию "мокрицы" Мастейна и 'Ко. 
Мрачное предположение Билли  не оправдалось -  Краш-таун, город внутри города стоял на месте и настороженно взирал на расписную делегацию,  ожидая спешно вызванного  Шерифа и объяснения, какого, собственно, ветры задули под стены самого старого волка Ремми.
Предложение объединить усилия и ударить обоими козырями по одинаково  ненавистному всем "Оскалу" старый Крашер встретил скептически. Зато молодой Крашер, глава Защитников, как никто другой в Сообществе насмотревшийся на ухватки и плоды существования отморозков из "Оскала", ухватился за призрачный шанс с несвойственной пылкостью. Вопреки неодобрению Шерифа, Питер вызвался продолжить  переговоры и обсудить всё на территории Исчадий. Немалую горсть перца подсыпало в заваривающуюся кашу и взаимное опознание Билли и приёмной племянницы полковника, Джиллиан Стилборн. Последняя, кстати, и составила компанию Питеру в непредвиденной поездке. Никто не питает иллюзий и никто не теряет времени даром: пока Питер и Ремми прикидывают  возможность и перспективы дружбы против осточертевшей всем банды каннибалов, Билли, Джиллиан, Дик и Изюмхер этажом ниже обмениваются любезностями, пропитанными истинно церберовским и рейдерским изяществом.
А в районе Базара первые  любезности, как частенько бывает при  неожиданной встрече, отдающие избыточной экспрессией,  кажется, напротив, не очень плавно перешли к более рациональной стадии. Отремонтировать скуроченную коробку передач - рационально? Вполне. Остальное там, где не верит никто   и никому, порою даже сомневаясь в самоей реальности оппонента, предсказать не взялся бы даже самый озарённый чудодел из Нирваны.
Спуск в запечатанный бункер обернулся для ящерки Тени и потерянного цербера Дэниела Блица очередной порцией жутковатых откровений. Главным призом отчаянным искателям стала находка в отсеке центрального генератора: склад останков обитателей бункера, непонятным, необъяснимым, страшным  образом  собравшихся  и погибших рядом с недоремонтированным источником энергии. Возможно, пролить хоть немного света на события многолетней давности сможет дневник местного техника-ремонтника, прихваченный Тенью во время бегства из просыпающегося (или это тоже был очередной глюк?) гигантского  склепа, так и не ставшего спасением для десятков укрывшихся в нём людей. Но даже всё перечисленное не стало таким ударом под дых, как встреча с хроносовской "мокрицей", как ни в чём ни бывало коротающей остатки ночи у руин разрушенного завода. 
Наверное, капитан Горски и научный сотрудник Яна Коррадо, сумевших вырваться из затягивающейся на их шеях петли, умело и грубо сплетённой близнецами Джордонами,  и бежать с Базы ценой пары жизней и  по-живому вырезанных чипов, брошенных в котёл  ненависти и безумия как выкуп за отсрочку, тоже не ожидали с утра пораньше узреть перед собой слегка заросшую физиономию рядового штурмового отделения Блица, шурующего через дикие земли на каком-то жутком четырёхколёсном мастодонте. Ещё меньше вдохновила встреча "старых друзей" Тень - в ящерке, наконец получившей последнее подтверждение, не оставляющее сомнений в природе её странного спутника, проснулся весь неконтролируемый ужас перед эребовцами, окружёнными шлейфом жутких полумифов, зиждящихся на неизученном, но вполне правдивом и чертовски кровавом фундаменте. Итог - подмятая "Монстром" мокрица, свёрнутый рычаг и неудавшаяся попытку самоубийства - расхлёбывать придётся всем четверым. Впрочем, всё стало слишком уж зыбко в ненадёжном Послемире, так что дадим событиям самим определять себя своей чередой.

Следы на обочине. Отпечаток четвёртый.Обзор основных игровых событий.

В нестабильном мире, напоминающем безнадёжно сломанную ржавую карусель, рассыпающуюся под руками, но всё ещё продолжающую свой шаткий, смертельно опасный разбег, любое нарушение равновесие имеет очень предсказуемые последствия: кто-то срывается и улетает к чёртовой матери в Лету, а кто-то захватывает новые уцелевшие сидения, благополучно спихнув за борт менее удачливого ближнего.
Примерно так выглядел Краш-Таун, когда Ремми по кличке Двигло, прознавший от новобранцев о Секторах за Хребтами, возжаждал увидеть его своими глазами - а заодно попробовать на зуб, прикинуть на вес, примериться,  судя по словам Билли Мастейна, Живодёра и Изюмхер, овчинка вполне могла оказаться руном,  достойным самой серьёзной выделки.
Но как бы ни была крута банда, обосновавшаяся на старом машиностроительном заводе, мощь маленькой авто-империи ничуть не вскружила Двиглу голову. Жёсткий   и практичный, как старый койот, Ремми учуял запах потенциальных перемен и решил выжать из них по максимуму.
Переговоры между Командором и Ремми, хоть и не были пропитаны эйфорией  братской любви, всё же  завершились успехом - застарелая ненависть к общему опасному врагу, жажда расширить территории за счёт земель, прежде закрытых по милости "Оскала", и козыри в виде целых двух  "мокриц", на которых прибыли  беглецы из Захребетья, пересилили не менее застарелое (и вполне оправданное) взаимное недоверие. Не откладывая дела в долгий ящик, моторизованные отряды Сообщества и Исчадий наносят неожиданный и сокрушительный визит к Оскаленному дому. "Оскал", третья из трёх крупнейших группировок, контролирующих руины Каспера, очень серьёзные, зубастые ребята, но тактика блиц-крига  сработала как надо: яростным натиском, усеивая улицы трупами врагов, друзей и искалеченной техники, Исчадия и Сообщество зажимают логово каннибалов в стальные клещи, вырезая всех, кроме самых малолетних щенков. По руинам ещё будут скитаться выжившие недобитки, но можно с уверенностью сказать - квинтессенция ненависти и мерзости, столько лет отравлявшая жизнь всему Касперу, банда "Оскал", канула в лету, а скорее -  отправилась к дьяволу  в задницу, как выпукло охарактеризовали бы непосредственные участники эпохального события.
В числе потерь, не замеченных рвущимся вперёд отрядом, оказался и Дик Живодёр, ревностно, со всей привитой с детства страстью к фееричной деструкции, работавший на башенном пулемёте "Мокрицы" Билли. Близкий взрыв гранаты не оказался фатальным; гораздо хуже оказалась близость Джиллиан Стилборн, узнавшей в одном из подбитых свою "недоработку из Форта Псов".
Ржавый Полковник всегда воспитывал в своих птенцах ответственность и упорство - Джилл истово верит, что  работа над ошибками, это никогда не поздно. Опытный "фантом", Джиллиан легко отсекает Живодёра от кипящего вокруг Оскаленного дома боя. Но погоня заводит двух бывших противников слишком далеко на север, к самому каналу, отделяющему обычные руины Каспера от буйно заросших зелёных кварталов.
Там Живодёр получает от Джилл последнюю пулю и откровение: у спонтанного забега через каменные джунгли есть и другие зрители, благодарные и не очень. Изюмхер, успевшая заметить Джилл и дружка ещё у логова "Оскала", преследовала "спортсменов" как арбитр,  заинтересованный, но слишком благоразумный для того чтобы глупо выдать себя церберскому  снайперу, не имея возможности сразу и наверняка её прикончить. 
Выход второго зрителя, здоровенного пса, окружённого свитой мелких и явно не травоядных приматов, произвело на Ирму и Дика крайне сильное впечатление - и ни малейшего желания рукоплескать от восторга. Скорее всего, один или оба бывших Пса были бы растерзаны заживо, не вмешайся в происходящее группа Чумных. Да, берег канала оказался неожиданно  оживлённым местом.
Отогнав тварей, отряд принимает решение взять Ирму и её раненого товарища с собой. Никто не обманывается: альтруизм в этом мире   не в цене, дело скорее в желании узнать, что за второй армагеддон накрыл соседнюю часть города. Двое новоиспечённых Исчадий для этого подойдут как нельзя лучше, ведь все знают, там где стрельба и грохот, там либо Лорк, либо Ремми. Сведения о тотальном уничтожении группировки Лорка лишь укрепляет Чумных взять крепко влипших Исчадий с собой. Да не куда-нибудь, а к самому Ядру, мозговому центру странной, тихой и обособленной группировки этого города. И кажется, в перспективе "расширения" громких ребят Ремми-Двигла на север сам Ремми и его люди волнуют предводителя группы далеко не в самую первую очередь. Что ж, вероятно, в обмен на сведения о пертурбациях, потрясших западную и восточную части Каспера, бывшие Псы получат шанс остаться в живых и вникнуть в суть самой скрытной общины города в довесок. Вопрос, нужен ли им этот довесок - это уже частности.
Одним из проводников отряда, двигающегося к укрытию Ядра, стал Ноэдо, человек, отшагавший  весьма насыщенный и не самый спокойный жизненный путь, прежде чем осесть среди Чумных.

Тем временем в Захребетье самые разные умы не перестаёт беспокоить тайна исчезновения Стилборна - и "врат", зашвырнувших полковника и его спутникам к самым воротам Краш-тауна. Фантом, понимающий, насколько опасно выпускать из поля зрения умного, взращенного тобой же самим врага, когда Базу Хроноса лихорадит от внутренних противоречий, решает подбить одним выстрелом сразу двух мах: вылазка, организованная  на территорию Теранкта, должна отвлечь сотрудников Надежды, с истинно научным бесстрашием озвучивающих рациональные, но очень неудобные для идеологической платформы вещи, а близнецы Джордоны,  не оставшиеся вне внимания Фантома как способные и непредсказуемые личности, получили задание ещё раз осмотреть место, где терялись следы "мокрицы" Стилборна.
Та же самая цель повела из поспешно укрепляющегося Термитника Лойза Сильвермана, Джерарда Стилборна, Рона Гекко со товарищи и озёрника Рыжего: найти Ведьмины клыки и попробовать уничтожить феномен, закрыть путь технике и солдатам Хроноса, чтобы однажды не оказаться в клещах между Базой и железной армадой, прущей из захваченного Краш-тауна.
Пути двух групп неизбежно шли на пересечение рядом с Ведьмиными Клыками, и встреча наверняка завершилась бы быстро и кроваво, в лучшем духе Послемира, где проигравший остаётся остывать вместе со своими неубедительными доводами. Однако, Теранкт внёс в историю свои коррективы: мощный феномен, разбуженный взрывом Чёртовой вспышки, забросил части обоих групп в одно из бесчисленных странных мест, переполняющих Чумку.
Первая попытка поубивать друг друга, едва очнувшись и пересчитав уцелевшие кости, пошла прахом. Ещё раз подтвердив аксиому, что наставленное дуло вещь универсальная и не только вышибать мозги, но и открывать их для диалога,  Стилборн, разочаровавшийся в идеалах Хроноса, но не утерявший чувства ответственности за тех, кого он воспитывал, растил как бойцов и не раз водил в атаку, заручившись поддержкой старого друга, Сильвермана, попытался достучаться до собратьев по Базе. Вырвать у Базы больной ядовитый клык, отравляющий столько поколений и отправляющий их на убой, направить силы и потенциал на выживание, а не самоубийственное уничтожение, сменить Фантома на месте лидера - почему бы нет?.. Неудивительно, что молодой учёный Зигмунд Колфер, натренированный более работать извилинами, чем мускулами, понял мысль полковника боле легко, чем штурмовик Эрик Хьюитт. Эрик, всё ещё слепо преданный старому командиру, но не ожидавший, чтопри встрече  тот просто начнёт вручную рвать ему шаблоны,  ограничился одной лишь резкой критикой, внезапно открыв собственное, тоже не совсем сходящееся с "миром по Фантому"  видение.
Слишком много шума, слишком много выстрелов и агрессии. Теранкт не замедлил откликнуться на точку резкого возмущения, пылающую в одном из его сердец. Загадочные и почти не встречающиеся за пределами Теранкта создания, Хозяева, порождения кошмара больного разума во плоти, организовали буйным двуногим торжественное шествие к очередному феномену.
Не стоит гадать, принял Теранкт жертву в виде мёртвого ящера, итёкшего кровью, пока остальные препирались и решали судьбы друг другна и мира, или просто выхаркнул источники раздражения на поверхность. Факт: для Стилборна, Сильвермана, Гекко, Хьюитта и двоих учёных падение в светящуюся бездну не стало конечной остановкой.

Увы, но того же самого никак нельзя сказать о сборной разномастных беглецов, случайно столкнувшихся (в буквальном смысле) на развалинах старого завода. Кое-как разобравшись, что никто не пытается никого выследить, убить или захватить в плен и отправить  на Базу, три цербера-изгоя, вольные и невольные, и одна потерявшаяся ящерка, отправляются в дальнейшее изгнание вместе. Пожалуй, тяжелее всего эта встреча далась Тени - подумать только, целых три Ужасных и Ненавистных Цербера, не иначе, обложившие её со всех сторон немногим лучше, чем полулегендарные Хозяева - отряд в подземельях Чёртовых Яслей. И словно сжалившись над девчонкой, Судьба в первую же ночь урезает количество церберов ровно на одну голову. Капитан Горски, проваливающийся всё глубже в бредовый мир сломанного разума, покидает ночью мокрицу. Попытки найти его едва не оканчиваются гибелью оставшейся троицы - Тени, сотрудницы "Надежды" Яны Коррадо и Блица. Первый урок - насколько беспомощен человек в ночной темноте, даже вооружённый автоматическим оружием, даже перед стаей обычных волков, распалённых вкусом и запахом крови, дался тяжко, но впечатался накрепко. Едва ли кто-то верил, что Горски мог уцелеть этой ночью и что останки, мельком замеченные в свете фонаря, принадлежали не ему. Но повинуясь слепой глупой надежде, а может быть, чему-то совсем другому, "мокрица", как последняя дань прошлому и памяти, остаётся на месте роковой ночёвки.
Следующая остановка Монстра, старательно потащившего в огромном нутре уцелевших, стала последней. Благо, долина, открывшаяся среди ущелий Канъона, была отнюдь не худшим местом для конечной остановки. Близость небольшого озера, дичь и охотники, глубины, полные неведомых пока тварей - жизнь, не скупясь, продолжила  отваливать урок за уроком. Нельзя дразнить клыканов с детёнышами, нельзя обниматься с водяными чудовищами, достойными места на древней японской фреске, нельзя спать на посту! Впитывая науку  через  боль и пот,  через драную шкуру впитывая, через вкус свежезажаренного мяса, через страх перед незваными  гостями, посетившими пришельцев под покровом ночи  и не оставившими следов, вынужденные поселенцы принялись возводить лагерь вокруг забастовавшего Монстра. Возвести периметр из ограды - хорошая идея! Жаль, что закончилась она в силках самодельной ловушки   и хвостиком  торчащей из плоти стрелы. Возможно, для  Янкор, внезапно потерявшей сознание в такой критический момент, отключка станет шансом на спасение и бегство. Возможно, таким же иллюзорным, как видения, посланные ей оршей, наконец-то решившей познакомиться с новой соседкой чуть поближе.

0

3

Текущие события игрового мира

0


Вы здесь » Условия нейтралитета. Рубеж » Записка на ржавчине » Обзоры событий и квестов